CheshiNeko
[А2КОТ] [life ain't always pretty, but it's always fun]
Дочитал вчера ночью. И как же мне было хорошо... Последний раз по-нормальному читал книгу где-то, что ли, с полгода назад. А тут - мало того что нежно обожаемый мною печатный текст, да еще и Фрай, да еще и Хроники, да еще и... нет, обо всем по порядку.

Фрай еще раз доказал, что в обращении со словами ему нет равных. Потому что то, как меняется язык, построение предложений, скорость изложения в зависимости от персонажа - это просто нечто. И самое главное, какая есть разница между одним и тем же персонажем в разное время. Обычно персонажи взрослеют вместе с автором, и порой он сам этого не замечает. Но здесь... Насколько ярко проявляется различие между Максом-нынешним, "иголкой и ниткой", и Максом-прежним, "сэром Максом из Ехо", слегка ошалевшим от летящих на него тоннами чудес, но тем-самым-славным-Максом которого мы знали по Лабиринтам. Сколько раз я уже говорил всем кому ни попадя, что Фрай умеет делать различия между персонажами (что сам я не то что осознал, но сформулировал для себя после "Вороны на мосту"), но тут вот лишнее подтверждение того, что он может и разницу между одним и тем же персонажем в разные моменты времени. Я, понятное дело, в полном восторге.

В истории ожидаемо много Макса, неожиданно мало Джуффина и других (Кофы, Мелифаро, Нумминориха), нехилое количество новых персонажей (тот же Веселый магистр, тот же Лихой Ветер, та же Гледди), неплохой экскурс в историю Мира и его легенды (одни притчи о Великих магистрах чего стоят), и - вот этого я не совсем ожидал - очень много Шурфа. Мне, понятное дело, не на что жаловаться.
Причем Шурфа много не только в самой истории, но и в Городе. И под конец даже весьма внятно объясняется, почему так, а не иначе. И вообще в этой книге действительно меньше какого-то конкретного действия, а больше ответов на вопросы. И это - хорошо.

Говоря о Лонли-Локли, я, пожалуй, должен заметить, что он все больше превращается в доброго максова ангела-хранителя. Точнее, все больше раскрывается эта его роль. Причем, забота его заключается не в том, чтобы оберегать такого хрупкого маленького Макса от большого злого мира, а скорее в том, чтобы помогать Максу чувствовать себя человеком - когда тому этого надо. А когда ему не надо, наоборот - не мешать становиться тем самым невероятным существом, которым он, по сути, и является.
А по поводу оберегания, тут до смешного все наизнанку, на деле. "Дар..." отвечает даже на те вопросы, до которых мы не додумались. Есть там такой диалог про "обижать"...

И еще кое-что о прекрасностях дружеских отношений, просто две цитаты:

- Я же очень везучий, ты знаешь.
- И я тоже, поскольку связался с тобой. Я это запомнил.


- В следующий раз, когда соберешься встречаться со мной, имей в виду, что мне в достаточной мере безразлично, как ты одет и причесан. Однако очень желательно, чтобы твой облик не свидетельствовал о тяжелом ранении, или увечье - речь, разумеется, о тех случаях, когда ты на самом деле здоров и не нуждаешься в помощи знахаря. Следует щадить чувства людей, для которых твое благополучие - обязательное условие душевного равновесия.

Вот так вот.

Проходясь далее по цитатам, есть там еще кое-что ну совершенно шикарное. Итак, как по моему мнению выглядит богатый внутренний мир:
"Он хочет, чтобы я отправился в этот кошмар!" - верещал мой внутренний паникер. "О-о-о, я буду разрушать Миры!" - восторженно хохотал внутренний злодей. "И первый же разрушенный Мир погребет тебя под обломками", - канючил внутренний трус. "Но мы же не можем оставить все как есть!" - вопила совесть. "Очень даже можем", - пожал плечами разум. И поспешно отошел в сторону, чтобы не принимать участие в этом бедламе.
До страшного напоминает меня самого. Хотя мои "я" еще и издеваются...

А еще, всю первую половину книги я упорно чуял один запах. Нежно мною любимый песчанный запах, по которому я жутко скучаю - всегда, с тех самых пор, как впервые его почувствовал.
И какова же была моя радость, когда он вдруг появился - самый что ни на есть во плоти, шикарный как всегда - "растрепанный, загорелый, насквозь пропахший дымом и пряностями".
Да-да-да, великолепный, местами чудовищный, жутко обаятельный феноменальный маньяк, имя которому - Лойсо Пондохва. Как долго я его ждал, а, сколько я его ждал!
Лойсо очешуительно прекрасен ровно столько, сколько он появляется в книге, в каждом слове, в каждом повороте.
И я чертовски рад за него, ну, что с ним так в конце получилось, хотя и жаль, что он не придет в "Кофейную Гущу" со своей историей, а мы-то так надеялись. Но. Там есть один такой смутный намек, за который я собираюсь хвататься, как за соломинку.
Не один Макс дорого бы дал за путевые заметки Лойсо - о нашем мире или о других, или обо всех сразу.
Короче, кто как, а я - молиться. О том, чтобы однажды их увидеть.
И кстати, "Тебя нет" - это очень, очень сильно.
А его новая судьба - прекрасна, хоть убейте. Я бы не отказался.

Меж тем, мы страшно перепугались, прочитав аннотацию: вдруг с ответами на вопросы Фрай собирается и серию закончить? Тем более, узнав, что большинство коллег Макса сейчас опасны для Города. Но:
- Кто знает, может и выпросила. По крайней мере, пока мы болтали, я вспомнил, что есть на свете еще как минимум один человек, совершенно уверенный в моем безграничном могуществе.
Так что я, как и Триша, в надежде на новую историю буду хорошо себя вести. Постараюсь не довести себя до ручки или еще какой-нибудь неприятной конечности.

@темы: хроники библиофилии, фрай, рек